Moscow-Post RSS
20 Июня 2021

Экономика

Олигархи "хочУт" угля

В борьбе за экспортные потоки угля сошлись интересы Эдуарда Худайнатова, "Роснефти", Мишеля Литвака и Искандера Махмудова.

Как передаёт корреспондент The Sankt-Peterburg Post, участники порта в "Лавне" предложили правительству Петербурга перенести мощности Большого городского порта к ним. Вместе с тем, по информации нашего издания, вскоре давний соратник главы "Роснефти" Игоря Сечина, президент АО "Нефтегазхолдинг" Эдуард Худайнатов может приобрести крупную долю в порте "Ванино" в Хабаровском крае.

И "Лавна", и Ванино задумывались, в первую очередь, как порты для перевалки угля. По всем признакам, на рынке развернулась настоящая "портовая драка" за то, куда будут перераспределяться экспортные сырьевые потоки из страны. Худайнатов - бывший глава "Роснефти", и, как считают недоброжелатели, может быть правой рукой Игоря Сечина - действовать в его интересах.

Это значит, что, если информация верна, и в дело вмешались Сечин с Худайнатовым, другим игрокам рынка придется потесниться. Еще до этих событий, в 2013 году, крупную долю в порте Ванино в Хабаровском крае выкупил "Мечел" Игоря Зюзина - и тут же перепродал её неназванным инвесторам, писал "Коммерсант".

По информации источника The Moscow Post таким инвестором якобы являются структуры Худайнатова. И, похоже, что Сечин уже «хлопочет». Ранее он как ответственный секретарь президентской комиссии по ТЭКу он попросил Владимира Путина обеспечить исполнение решений комиссии от 2018 года, по которым к 2025 году вывоз угля по БАМу и "Транссибу" должен достичь беспрецедентных 195 млн тонн.

Это может быть не случайно. В минусе могут оказаться многие другие игроки логистического и стивидорного рынка, а также производители, которые за ними стоят. По информации "Коммерсанта" Сечин в письме Президенту писал, в "последнее время предпринимаются усилия для ревизии и/или торможения принятых решений с целью развернуть потоки экспортируемого угля в направлении порта Тамань".

"Портовый передел"

Терминал в Тамани принадлежит ОТЭКО Мишеля Литвака. Поговаривают, что за господином Литваком могут стоять серьёзные покровители в Кремле. Среди таковых называют вице-премьера Викторию Абрамченко. Если так, то работа Сечина напрямую бьет по интересам этих влиятельных с позволения сказать "игроков".

В это же время в игру вступил и совладелец "Трансмашхолдинга", олигарх Андрей Бокарев. Еще за несколько месяцев до этого именно он первый предложил перенести мощности упомянутого Большого порта в Петербурге. Только не в "Лавну", из проекта которой он уже вышел, а в Усть-Лугу. Своя рубашка ближе к телу?

К тому же, в конце 2020 года стало известно, что из-за падения цен на уголь основные грузоотправители не подписали обязывающие соглашения о загрузке угольного терминала порта, что поставило под вопрос строительство всего порта, в который государство уже вложило 32 млрд рублей. То есть, в изменившихся рыночных условиях он может оказаться попросту не нужен. Тут же на его защиту встал бывший министр транспорта РФ, а ныне директор "Государственной транспортной лизинговой компании" Евгений Дитрих. Напомним, что ГТЛК владеет 5% порта "Лавна", и при этом Дитрих может представлять не только государственные интересы.

При этом Дитрих и партнеры ГТЛК по проекту смотрят на порт уже не просто как на угольный. По его словам, там должны появиться и контейнерные терминалы, и универсальные перегрузочные комплексы. А несомненным плюсом станет то, что это якобы самый короткий путь в Европу: "самый северный, незамерзающий, глубоководный". Его слова цитирует РБК.

Но, похоже, уступать долю рынка не хочет все тот же Худайнатов, за которым маячит фигура Игоря Сечина. На кону слишком большие деньги. Напомним, что господин Худайнатов является собственником одного из крупнейших угольных холдингов России – "Коулстар".

Основная территория её деятельности - Кузбасский угольный бассейн на востоке страны. То есть от расширения и загрузки БАМа и перенаправления бюджетных потоков выиграет, в первую очередь, бизнес Худайнатова. Похоже, он уже во всю к этому готовится.

Недавно он объявил о создании перевалочного мега-терминала в Приморском крае стоимостью в 57 млрд рублей. Он будет обладать рекордной пропускной способностью – тридцать пять миллионов тонн в год. Из них 25 миллионов тонн составит уголь и 10 миллионов тонн сырья нефти. Грузовая база проекта будет обеспечиваться "Коулстаром" и Хабаровским НПЗ, принадлежащим "Нефтегазхолдингу". Терминал хотят ввести в эксплуатацию уже в 2022 году.

Порт "Ванино" в Хабаровском крае

Таким образом, приобретя порт Ванино в Хабаровском крае, Худайнатов может оказаться близок к монополизации рынка угольных перевозок и его перевалок через порты на Дальнем Востоке России. И, опять же, чего здесь больше - государственных интересов по освоению рынков АТР, или личной выгоды, когда олигарх пытается "встроиться" в государственную политику?

Впрочем, новый порт может "Коулстару" и не понадобиться. Во-первых "светить" себя лишний раз не очень наверное хочется, а во-вторых "шапка может оказаться и не по Сеньке". Куда легче делать это на основе государственно-частного партнерства, совместно с "Роснефтью".

Сечин уже добился огромных льгот и поддержки для нефтяной отрасли. И не в последнюю очередь, поддержка пошла на пользу Роснефти, Худайнатову и связанным с ним структурам.

Сегодня ежегодные потери бюджета России в виде выпадающих доходов от поддержки нефтяников составляют порядка 1 трлн рублей. Только на Приобском месторождении, "обрабатываемом" нефтяными структурами, по информации РБК мы потеряем 350 млрд. рублей за 10 лет. На Приобском - 460 млрд рублей.

В конце 2020 года "ННК-Ойл" Эдуарда Худайнатова стала владельцем 9% "РН-Северная нефть" с добычей около 2,7 млн т нефти в год, подконтрольной структуре "Роснефти". Ранее госкомпания приобрела у Худайнатова Пайяхское месторождение.

При этом, как писал РБК, Худайнатов же может поучаствовать в покупке долей в других действующих проектах "Роснефти", включая "Северную нефть", а также "Оренбургнефть", "Самаранефтегаз", "Варьеганнефтегаз", "Сахалинморнефтегаз" и Талинское месторождение.

В борьбе же "за уголь" в минусе могут оказаться в том числе и интересы экономики.